Оптимизация здравоохранения: "С медициной беда, а по отчетам улучшение". Правда об оптимизации в здравоохранении


Смерть на оптимизации. Кто виноват в уничтожении российской медицины? | Здравоохранение | Общество

Без врачей

За две недели января в Орловском перинатальном центре умерли 8 младенцев. Все роженицы приехали из отдалённых деревень, где ни больниц, ни врачей уже давно нет.

2 января в Вейделевском районе Белгородской обл. мама и младенец погибли из-за того, что их слишком далеко везли в машине «скорой» в больницу. В местной ЦРБ закрыли гинекологическое, педиатрическое и родильное отделения. Женщине было 25 лет, сиротами остались её 9-летний сын и 5-летняя дочка.

В канун Рождества в д. Максимовка Тюкалинского р-на Омской обл. новорождённая дочка умерла на руках у отца. Мужчина сам принял роды у жены — фельд­шеры из соседних деревень оказались на вызовах. Малышка закричала при появлении на свет, но спустя полчаса начала задыхаться и синеть. Приехавшая почти через два часа после вызова бригада «скорой» застала обезумевших от горя родителей с тельцем на руках...

Главный педиатр страны А. Баранов не устаёт повторять, что в советское время у нас была создана лучшая в мире система оказания медпомощи детям. И даже в 90-е, когда смертность взрослого населения зашкаливала, детская продолжала снижаться! И вот дожили...

Общественность задаётся вопросом, были ли виноваты врачи, следователи ищут доказательства халатности медиков и факты для уголовных дел. Но при чём здесь врачи?! Состав преступления против своего народа надо искать в действиях чиновников, все последние годы активно уничтожавших медицину. Так, на месте 642 закрытых фельдшерско-акушер­ских пунктов в 2012-2014 гг. появилось лишь 273 офиса врачей общей практики.

Не для людей

«Чиновники сокращают специализированные, в том числе гинекологические, койки, особенно на селе, уповая на перинатальные центры», — говорит Эдуард Гаврилов, директор фонда «Здоровье».

Региональные власти рапортуют: перинатальные центры оснащены по последнему слову техники. Они строили их для себя? Вся эта передовая медицина бесполезна, когда добираться до неё нужно за 100 км и больше. Центры рассчитаны на 100-200 коек. При нормальном ведении беременности не может и не должно быть столько тяжёлых осложнений! Большинству рожениц нужны не заоблачные технологии и профессора медицины, а обычное родильное отделение в нормальной больнице плюс квалифицированный присмотр во время 9 месяцев.

«Если не развивать гинекологическую помощь в районах и на селе, и в дальнейшем можно ожидать рост патологии беременности и новых летальных случаев среди новорождённых», — отмечает Э. Гаврилов.

Господа чиновники, вы не видите, что происходит в стране? Так хоть послушайте людей!

«Вы посмотрите, до чего эта оптимизация довела! — возмущаются жители Вейделевки Белгородской обл. — У нас отдалённый район, врачей посокращали. А ведь совсем недавно у нас построили прекрасную новую больницу, всё необходимое было!»

В декабре жители другого района этой области, Волоконовки, вышли на митинг против закрытия родильного отделения в ЦРБ. Но тщетно. «Чиновники нам твердят: сокращения из-за недостатка финансирования. Что же, выходит, жизнь человеческая ничего не стоит?» — недоумевает Николай Савченко, активист Белгородской общественной о­рганизации «Дети войны».

Да, в каждой деревне не нужны томограф и реанимация. Там нужен всего лишь врач или хотя бы грамотный фельдшер, чтобы оказывать первую помощь и вовремя направлять людей в областные клиники.

Недавно Минздрав разработал требования к размещению мед­организаций. По ним поликлиники, районные больницы, роддома должны размещаться так, чтобы время доставки пациентов из всех обслуживаемых населённых пунктов не превышало 1 часа, а приезда «скорой» — 20 мин. с момента вызова. Так ведь с этого надо было начинать реформу, а не ждать, когда люди начнут погибать от последствий огульной оптимизации! Какой смысл теперь писать нормативы, если машины неотложки, закупленные в рамках модернизации 5 лет назад, уже начали разваливаться? Водители латают их на свой страх и риск — на вызовы-то ехать надо! Больные сомневаются: а доедут ли? На днях «скорая», которая везла пожилого мужчину из д. Гридино в больницу в Кострому, загорелась прямо в пути. Пациент после ЧП скончался.

И раньше министр В. Скворцова не раз говорила: недопустимо закрывать медпункты в сёлах и оставлять людей без помощи. Но местные власти заботит другое — как сэкономить. Другим проще бросить финансирование на крупные клиники в областных центрах, вместо того чтобы строить дороги, привлекать врачей в село, закупать транспорт.

www.aif.ru

"Оптимизация разрушает наше здравоохранение, и неизвестно, что останется в будущем"

В последнее время жители отдаленных территорий все больше жалуются на то, что лишены качественной и оперативной медицинской помощи. Из-за повсеместного закрытия больниц и поликлиник, чтобы попасть на прием, им приходится преодолевать немалые расстояния. Оптимизация медицины в стране поспособствовала и тому, что дети и взрослые порой вынуждены стоять долгое время в одной очереди, ведь массовое закрытие специализированных медицинских учреждений привело к увеличившейся нагрузке оставшихся, при этом альтернатива в виде платных медцентров распространена не везде, да и позволить ее себе могут далеко немногие. О реформах здравоохранения на примере одного уральского села – читайте в материале Накануне.RU.

Жители села Косулино, находящегося в Белоярском городском округе, жалуются, что в амбулатории совмещены детская и взрослая поликлиника – дело в том, что здание бывшей детской консультации находится в аварийном состоянии, там треснула стена, и поэтому учреждение "переселили" в бывшее гинекологическое отделение.

В итоге многим оказывается проще обратиться за помощью в областной центр, который находится за 30 км.

"Жители Косулино почти все обслуживаются, хотя я считаю, что это неправильно, в Октябрьском районе города Екатеринбурга на Химмаше. Во-первых, у нас нет прямого сообщения Косулино – Белоярский, и людям невозможно приехать из Косулино в Белоярскую центральную районную больницу, чтобы получить медицинскую помощь. Нет просто-напросто автобусного сообщения. Все они вынуждены ездить на тот же самый Химмаш, просто потому, что туда удобнее доехать. Во-вторых, это обуславливается и тем, что там более специализированные кадры и намного лучше специализированное оборудование. Если спросить у местных, то они все как один скажут, что ездили и дальше будут лучше ездить на территорию Октябрьского района", – поясняет Накануне.RU депутат Белоярского городского округа Владимир Бекетов.

"По месту проживания граждане обращаются в местную амбулаторию, но любой гражданин РФ имеет право обратиться за бесплатной помощью в любое медицинское учреждение. В связи с тем, что город ближе, чем поселок Белоярский, многие обращаются и закрепляются в Октябрьском районе Екатеринбурга, – рассказывает начальник Косулинской сельской управы Вячеслав Кукунин. – Но обслуживание населения, приемы и все остальные требующиеся медицинские услуги оказывает наша местная амбулатория".

На местах же амбулатории скорее "доживают свое", нежели нормально функционируют, а повсеместные сокращения касаются не только персонала, но и даже препаратов первой необходимости.

"Оптимизация полностью нарушает систему здравоохранения, которая была раньше, и трудно сказать, что останется в будущем, – рассказывает старшая медсестра косулинской амбулатории Татьяна Перминова. – Даже на примере нашей больницы, которая была участковой, раньше здесь детский и взрослый стационар на 65-75 коек. И сейчас остался только дневной стационар на шесть коек, а люди же должны где-то лечиться. Население растет, очень много непрописанных, к нам же относятся и соседние поселения. Естественно, что до нас добраться очень сложно, а до Белоярского вообще невозможно. У нас на сегодняшний день осталось два доктора, работать невозможно стало, народ пишет жалобы, ругается. Мы забыли, когда последний раз что-то приобретали: последние два года очень трудно со спиртом, не было бинтов, перекиси – самого элементарного нет! Конечно, народ жалуется. Я думаю, что это оптимизация привела к этому, потому что раньше у нас все было: и оказывали помощь, и автобусы у нас и до города и до Белоярки ходили, а сейчас мы остались на каком-то таком маленьком островке".

Амбулатория в селе Косулино

"Из-за оптимизации в некоторых управах больницы позакрывались, но мы не допустим, чтобы и с нашей амбулаторией произошло то же самое – большое количество людей проживает здесь. У нас уже возникали вопросы по поводу большой оптимизации на территории нашей управы, но мы предприняли меры, чтобы этого не произошло. Обратились с просьбой к главврачу Белоярской ЦРБ, чтобы наладить выезд специалистов. Конечно, есть очень много вопросов, связанных с нашим здравоохранением, и они актуальны, но мы по мере сил пытаемся их решать", – говорит Кукунин.

"Молодежь не идет к нам. Раньше [молодым специалистам] давали хотя бы какую-то квартиру, жилье. Как доктор придет работать, если ему жить негде?! В советское время же это все давали, когда мы сюда пришли после училища. По сей день мы все здесь и работаем. И вот мы уходим, а у нас из молодежи один человек остается, притом сокращение идет страшное, с катастрофической силой. К примеру, на сегодняшний день решили убрать лаборанта, меня – старшую сестру – сокращают, у нас уже закрыт пищеблок, нагрузили скорую помощь. На сегодняшний день нет педиатра, нет гинеколога. Нужны такие доктора, я уже не говорю про узких специалистов", – поясняет Перминова.

По словам Кукунина, специалисты узкого профиля приезжают в село несколько раз в неделю в соответствии с графиком, также врачи общей практики на месте выписывают направления, с которыми люди обращаются в районную больницу. Вот только добраться до главного лечебного учреждения городского округа – Белоярской центральной районной больницы не так-то просто.

"Автобусное сообщение между Косулино и поселком Белоярский на данный момент отсутствует. Со стороны отдела экономики предпринимаются меры для того, чтобы маршрут возобновился. Утверждать, что маршрут в скором времени вновь начнет функционировать я не могу, все зависит от того, кто на него заявится. Дело в том, что в прошлом году объявлялся конкурс и на этот маршрут не заявился никто", – пояснил Кукунин.

В селе в скором времени должен появиться платный медцентр, предоставляющий услуги, однако вряд ли такая альтернатива будет по карману всем. "Может быть, конечно, и хорошо это: у кого деньги есть, тот сможет сдать анализы и без очереди. Но у нас же доходы очень маленькие. Если даже у нас медицинская сестра получает от 13 до 15 тыс., доктора, закончившие институт – 25 тыс. У кого есть деньги, те и до города добраться могут, а у кого денег нет? Бабушки, дедушки, люди с детьми маленькими не смогут себе это позволить", – говорит Перминова.

Прейскуранты цен на платные услуги в Косулино

Что касается Белоярской центральной районной больницы, куда за помощью съезжаются жители всего округа, то там в недавнем времени сменился руководитель – главным врачом числится Юрий Иушин, на которого местные возлагают определенные надежды.

"В Белоярскую ЦРБ недавно пришел новый руководитель – господин Иушин, сейчас он тесно и плотно занимается проблемными вопросами. У нас, по крайней мере, в Белоярскую ЦРБ пришло очень много узких специалистов. К примеру, по полной работает хирургическое отделение, и там людей даже зазывают делать операции. По поводу того, что совмещены детская и взрослая поликлиника – да, это на самом деле так, потому что у нас на сегодняшний момент детская консультация находится в аварийном состоянии, там стена "лопнула", и поэтому их переселили в бывшее гинекологическое отделение. Но мы возлагаем большие надежды на нового главного врача", – поясняет депутат.

При этом ждать кардинального изменения ситуации в области здравоохранения от новоиспеченного главы городского округа Андрея Горбова вряд ли стоит, ведь не все в данной отрасли зависит от местной власти. Как отмечает Бекетов, на сегодняшний день система здравоохранения подвластна скорее региональным ведомствам.

"Медицина у нас муниципалитету не принадлежит, а принадлежит министерству здравоохранения. Если раньше было МУЗ (муниципальное учреждение здравоохранения) ЦРБ и мы могли как-то влиять местным бюджетом, то на сегодняшний день она напрямую подчиняется министерству здравоохранения. То есть все указы, все распоряжения приходят именно оттуда, и главный врач местное руководство в принципе особо и не слушает, у него начальство в городе находится, бюджет – областной", – поясняет он.

Областной минздрав, в свою очередь, исполняет федеральные "поручения" по оптимизации медицины, много жалоб на ее последствия поступало из различных городов страны во время "прямой линии" с Владимиром Путиным.

По всей стране стала распространена так называемая маршрутизация потоков. При ней основной "акцент" в работе системы здравоохранения делается не на доступности услуг на периферии, а на качестве медицинских технологий в региональных центрах.

"Сейчас все говорят о том, что развивается медицина, но развивается, в первую очередь, медицина высокотехнологичная. На местах все при этом сокращается. Я представляю микрорайон инструментального завода, у нас здесь есть амбулатория, которую в мае месяце пытались закрыть. Благодаря нашему главному врачу и бывшему главе Павлу Юдину мы совместно добились, чтобы у нас на нашей территории поставили мобильный ФАП (фельдшерско-акушерский пункт), монтаж которого будет назначен ближе к ноябрю месяцу. До этого же я лично, как депутат, писал обращение в министерство здравоохранения Свердловской области. Мне давала ответ госпожа Медведская, в котором четко прописано – "ничего страшного, от вашего микрорайона до ближайшей ЦРБ всего лишь 15 км, люди приедут и помощь получат там".

"Возникают аналогичные вопросы у моих коллег, где на местах также собираются либо сокращать ФАП, либо закрывать те же самые лаборатории и стоматологические кабинеты, ответ министерства здравоохранения при этом один единственный – "недалеко Белоярская ЦРБ, приедут". Наши местные муниципальные депутаты борются с этим, все равно мы отстаиваем, чтобы у нас на территории не сокращали учреждения первичной медицинской помощи, чтобы люди в шаговой доступности могли получить медицинскую помощь, но в целом такая политика нас немного разочаровывает", – говорит он.

"Эта проблема не нашей Свердловской области и не нашего Белоярского района, это проблема медицины на территории всей Российской Федерации. Да, мы развиваем медицинскую помощь, но развиваем ее в крупных городах и развиваем ее высокотехнологичную. Не надо жаловаться, что у нас медицина плохая: укомплектовываются новые больницы, приобретается новое оборудование, но все это происходит в региональных, областных центрах, на периферии, к сожалению, этого нету", – добавил депутат.

allpravda.info

Терминальная стадия оптимизации здравоохранения | Медицинская Россия

Обратившаяся к Путину онкобольная девушка стала жертвой «оптимизации», пишет MKRU 20 июля.

«Таких пациентов, как Даша Старикова, сейчас тысячи»

Достучаться до самого верха, чтобы решить свою проблему, — такой подход в России во многих случаях стал единственно работающим. Можно ломиться в двери региональных чиновников любого уровня, а тебя никто не услышит. Однако стоит пробиться со своим вопросом на прямую линию к президенту страны — все, считайте, что вы вытащили счастливый лотерейный билет.

Правда, Даше Стариковой из Апатитов, которая рассказала Путину о своей беде, счастливый билет выпал с большим опозданием. Она и сама с горечью отметила, что с ее диагнозом ей вряд ли что поможет, а вот здравоохранение надо серьезно лечить.

Реакция чиновников последовала незамедлительно. На место срочно выехал разбираться губернатор Мурманской области. Следователи схватились за дело Даши хваткой бультерьера — теперь «слепых» врачей, проглядевших ее болезнь, наверняка выведут на чистую воду, накажут, уволят, устроят им публичную порку. Саму Дашу спецбортом экстренно направили в Москву, в Институт им. Герцена — в учреждение с грамотными врачами и передовыми технологиями. И теперь ее будут лечить по всем стандартам, а за процессом станет наблюдать вся страна. А чиновники смогут отчитаться, что с проблемой этой пациентки разобрались — сделали все возможное.

А ведь Даша во время прямой линии с Путиным подняла и другую проблему — проблему неизлечимо больного здравоохранения. После звонка девушки вся страна, включая ее руководство, узнала о том, что рак на четвертой стадии у нас диагностируется не потому, что пациент сам дурак и тянет с визитом к медикам до последнего. А потому, что нет достаточно квалифицированных врачей, которые могли бы отличить остеохондроз от онкологии.

Да и откуда квалифицированным врачам взяться, если их, как они теперь привычно шутят, давно пооптимизировали. По данным Росстата на конец 2016 года, дефицит терапевтов, работающих в первичном звене здравоохранения, составил 27%, педиатров — 18%, а врачей общей практики — 23%. А это — основа того самого первичного звена нашего здравоохранения, которое, по идее, должно принимать на себя до 70% всей нагрузки. И ситуация только ухудшается. Как рассказал глава Фонда независимого мониторинга «Здоровье» Эдуард Гаврилов, в 2015 году дефицит терапевтов и врачей общей практики составлял 26%, а педиатров — 17%. За 2015–2016 годы общее число этих докторов сократилось на 888 человек. «Мы видели немало примеров того, что врачам первичного звена приходится работать с огромной перегрузкой. В детской городской поликлинике №1 города Тверь на три участка работает один педиатр, а в поликлинике Псково-Печерской центральной районной больницы один терапевт обслуживает целых пять участков», — говорят в фонде.

О результатах оптимизации чиновники обычно сообщают бодро и радостно, ибо, с их точки зрения, для пациентов делается большое благо. Между тем, согласно недавно проведенному опросу, три четверти российских медработников видят прямую связь между проведенной оптимизацией и снижением доступности медицинской помощи для населения. Более половины считают, что из-за оптимизации их профессиональная нагрузка возросла, а качество оказываемой ими медицинской помощи снизилось. Кроме того, 65,5% отметили, что из-за оптимизации в государственных медицинских организациях вырос объем платных услуг. При этом более половины (56,2%) врачей уверены в том, что у нас стало расти количество больных с запущенной и тяжелой патологией, при этом болезни все чаще выявляют на поздних стадиях — а это прямое свидетельство того, что с кадрами в медицине серьезные проблемы.

Тем временем оптимизация набирает обороты. Недавно вот появился проект приказа о том, что с 2018 года из первого этапа диспансеризации, на котором выявляются риски того или иного заболевания, исключат общий анализ мочи, клинический и биохимический анализ крови и некоторые другие исследования. Нетрудно предположить, что при таком раскладе выявлять болезни станут еще хуже, а количество платных услуг опять-таки вырастет. То есть болеть мы станем тяжелее, а медицинскую помощь будет получить сложнее. Ну, если, конечно, не удастся как-нибудь дозвониться по прямой линии Путину.

— Давайте теперь всех онкобольных переведем в Москву, — негодует глава Лиги пациентов Александр Саверский. — Неужели непонятно, что на всех больных Москвы не хватит? Сколько можно использовать систему «ручного управления» вместо того, чтобы обеспечить оказание медицинской помощи по стандартам в каждом уголке страны? Мне часто говорят: госсистема то не может, это не может… А не может она потому, что государство специально гнобит свою систему здравоохранения, чтобы зарабатывать деньги на пациентах. Я уверен, что очереди в поликлиниках и больницах существуют именно для этого. Таких пациентов, как Даша Старикова, сейчас тысячи. На днях беременная потеряла ребенка в Подмосковье — ей на первом этаже роддома выписали лекарства, а на третьем сказали, что их нет. У нас нормой такие случаи стали. Сколько людей не дозвонилось до Путина? Кто будет лечить остальных больных в Апатитах и во всей стране? Надо не показухой заниматься, не раскручивать людей на платные услуги, а исправлять систему медицинской помощи в стране…

Возможно, ситуацию спасет принятие поправок в законодательство, которые обеспечат возврат к бесплатности медуслуг в госучреждениях с 2021 года (он уже внесен в Госдуму Комитетом по здравоохранению). «Консультация у профессора должна быть вопросом не денег, а показаний», — уверен Саверский. И подчеркивает, что медицинская помощь должна быть не только доступной, как заявил в ходе той же прямой линии президент, но и качественной. Тогда ситуации, когда раковых больных безуспешно лечат от межпозвонкового остеохондроза, будут точно исключены.

Впрочем, директор Центра детской гематологии, онкологии и иммунологии Росмедтехнологий, академик РАН и РАМН, уважаемый врач Александр Румянцев призывает не делать поспешных выводов из этой ситуации:

«Проблема эта типичная. Ведь рак не имеет жестких клинических диагностических черт, очень часто людей беспокоят неспецифические симптомы, с которыми они обращаются к разным специалистам. И чаще всего рассматриваются простые вещи. В данном случае женщина пожаловалась на боли в спине, которые были расценены как явления остеохондроза, что бывает часто. Но спустя месяц, когда началось маточное кровотечение и она стала серьезно обследоваться, был установлен рак, и сразу 4-й степени, что означает, что она была больна давно. И, думаю, у нее были какие-то симптомы со стороны женской половой сферы, которые давали основания для контроля у гинеколога. Любая женщина должна обязательно посещать гинеколога хотя бы раз в год, делать цитологию на рак шейки матки, маммографию. Есть скрининговые программы в поликлиниках, есть программа диспансеризации. Но, к сожалению, основная часть пациентов у нас диагностируется на поздних сроках — людей очень сложно заставить пройти диагностику. И не думаю, что в Апатитах есть проблемы с гинекологами, но Минздрав, конечно, разберется в этой ситуации в полной мере».

Автор: Екатерина Пичугина

Фото: Скриншот «Прямая линия» «Россия 24»

Читайте также: «Так ли страшна медицина в Апатитах? Иной взгляд на проблему«

comments powered by HyperComments

Алекс Инхернен © Все права защищены.

Если Вы врач и пишете статьи о проблемах здравоохранения, предлагайте свои публикации по адресу [email protected]

medrussia.org

Здоровье Newsland – комментарии, дискуссии и обсуждения новости.

Общение президента Путина с больной онкологией на Прямой линии никак не повлияло на общий курс сокращения медицинских услуг и учреждений в стране - Росстат подвел итоги «оптимизации» за 2016 год.

Дарья Старикова из Апатитов Мурманской области пожаловалась Владимиру Путину на сокращение больниц и коек и уточнила, что просит «не за себя, а за всех».

Но на всех, как говорится, лепешек не хватит: Дарью Старикову срочно перевезли лечиться в Москву, губернатору дали нагоняй, но никакого «прозрения» после общения Путина с народом у Минздрава не случилось.

Приказа «начать прозревать» тоже не последовало - «оптимизация» как шла, так и идет полным ходом. О том, что успели «оптимизировать» в прошлом году, рассказал Эдуард Гаврилов, глава фонда независимого мониторинга «Здоровье», опираясь на данные Росстата.

Так, число больничных коек в России за 2016 год сократилось еще на 23 тыс. Всего же с 2013 года в российских больницах было сокращено более 130 тыс. больничных коек. Число коек дневного стационара за год также уменьшилось на 14 тысяч.

Госпитализированных пациентов в 2016 году по сравнению с 2015-м стало меньше на 147 тыс., в том числе сельских жителей на 60 тыс. В 2015-м число госпитализаций было сокращено и вовсе на 817,4 тыс., 311,7 тыс. из которых приходились на жителей села.

«Оптимизация начисто смыла специализированные койки на селе, и это на фоне низкой доступности первичной медпомощи», - заметил Эдуард Гаврилов.

Минздрав ссылается на то, что койки стали использоваться «более эффективно», а число пациентов, получивших медпомощь в дневных стационарах, увеличилось с 2010 по 2016 год с 4,4 млн до 8,3 млн человек!

Однако далеко не все верят в эту радужную статистику. Так, кандидат медицинских наук, экс-главврач одной из московских больниц Олег Белый про медицинские отчеты знает не понаслышке:

«В последние несколько лет главная задача наших врачей - не хорошо лечить, а правильно писать отчеты о том, как исполняются майские указы президента. Много пациентов умирает? Выписывайте их домой, вот вам и снижение внутрибольничной смертности! Сделали три перевязки? Пишите пять! Сократили одного врача из трех - двум оставшимся повысили зарплату. Так и получается: с медициной беда, а по отчетам улучшение».

Вот и Эдуард Гаврилов сомневается в том, что сельские жители «перетекли» с сокращенных коек в дневные стационары: «Пожилые пациенты и инвалиды из дальних деревень не могут ездить на ежедневные капельницы в райцентр».

А молодые могут? Сам же Гаврилов и признается, что общественный транспорт ходит в селах два-три раза в день. К тому же лишних денег на дорогу у сельчан попросту нет.

«Скорее всего, они останутся без какой-либо медицинской помощи», - констатирует Гаврилов.

Одна надежда, что кто-нибудь из жертв «оптимизации» дозвонится до президента на Прямую линию и в следующем году жертве помогут. А остальным?

«Наша медицина - это пускание пыли в глаза, - продолжает Олег Белый. - Минздрав приводит в пример Запад: там после операции полежал два часа в больнице и можешь ехать домой. У нас в коммерческих клиниках тоже так. Но там используют самые дорогие эффективные лекарства. Вот пациент через два часа уже и на ногах. У государственных клиник таких возможностей нет!»

Вот и лежи в больнице после операции неделю. Если раньше не выгонят. Сегодня россиянин от любой болезни обязан вылечиться в стационаре за четыре дня. «Тогда больница получит 100% оплаты от фонда ОМС. Дальше держать больного себе в убыток», - приводит пример Олег Белый.

newsland.com

Оптимизация здравоохранения не имеет отношения к здоровью нации

Большинство медицинских работников Санкт-Петербурга и Ленинградской области считают, что в их регионе существует дефицит кадров. Таковы итоги опроса, которые провел фонд «Здоровье».

Опрос проходил в ноябре-декабре 2017 года. В городе и области в нем приняли участие 525 медицинских работников, 447 из которых — врачи. Среди областных специалистов на дефицит пожаловались 80% опрошенных, среди петербургских — 70%.

В целом по стране такой ответ дали 78% медиков. Это на 2% больше, чем по итогам предыдущего аналогичного опроса, проведенного в феврале 2017 года.

Отвечая на вопрос «Как Вы оцениваете последствия оптимизации здравоохранения в период с 2014 г. по настоящее время?», 51,2% медицинских работников Петербурга и Ленобласти дали негативную оценку. О положительном отношении к оптимизации заявили 13,7%. Еще 35,1% не отметили изменений.

Фонда «Здоровье» также проанализировал данные Росстата и выяснил, что общий дефицит врачей в стране в 2016 году составил 115 тысяч. Это на 8 тысяч больше, чем годом ранее. Число занятых ставок сократилось на 9 тысяч.

— Оптимизация здравоохранения — это экономическая реформа, не имеющая отношения ни к здоровью нации, ни к развитию здравоохранения Российской Федерации, ни к сохранению трудового потенциала нашей страны, — говорит основатель и директор Петербургского медицинского форума, кандидат медицинских наук, доцент Сергей Ануфриев. — Фактически врачей заставляют брать две-три ставки, для того, чтобы обеспечить первичную помощь, амбулаторную помощь, стационарную. В таких условиях врачи, конечно же, работают с глубоким перегрузом, испытывают психо-эмоциональное выгорание, и, естественно, снижается качество медицинской помощи. На одной ставке врача должен работать один врач. Нельзя совмещать два-три участка — это физически и психологически крайне сложно и в конечном итоге это сказывается на доступности. То есть люди не могут записаться к врачу в тот же день, когда заболели, им приходится ждать. И, в конечном счете, население Российской Федерации не получает своевременно качественную медицинскую помощь.

Реформа здравоохранения в России идет с 2010 года, когда был принят закон об обязательном медицинском страховании. Ее суть — в оптимизации расходов за счет закрытия неэффективных больниц и более активном использовании использования высокотехнологичных медучреждений.

Напомним, что согласно утвержденной территориальной программе государственных гарантий бесплатного оказания медпомощи в Петербурге, на лечение каждого жителя города в 2018 году выделено 26 тыс. рублей.

Источник: 78.ru

Как сообщалось ранее, Государственная дума 20 декабря 2017 года, несмотря на отрицательный отзыв правительства, приняла во втором чтении законопроект, запрещающий «оптимизацию» в форме ликвидации или объединения медицинских учреждений без решения специальной комиссии из представителей местной власти и общественности. Подробнее читайте: Во втором чтении приняли закон о запрете «оптимизации» больниц.

comments powered by HyperComments

Медицинская Россия © Все права защищены.

Если Вы врач и пишете статьи о проблемах здравоохранения, предлагайте свои публикации по адресу [email protected]

medrussia.org

В России заговорили о страшных последствиях оптимизация медицины

Пока Минздрав рапортует об успехах в оптимизации здравоохранения, надзорные органы бьют тревогу. Глава Счетной палаты Татьяна Голикова в очередной раз предостерегла Минздрав от «бездумной оптимизации (здравоохранения)». По ее словам, положительная динамика в городах уравновешивается отрицательной в сельской местности, которая осталась совсем без врачей.

Похожие выводы содержались и в прошлогоднем отчете как СП, так и Комитета гражданских инициатив Алексея Кудрина. Однако Минздрав с выводами экспертов не согласен. Это не удивительно, ведь ведомство Вероники Скворцовой идет со значительным отставанием в выполнении майских указов президента и, видимо, предпочитает не отвлекаться на такие «мелочи», как сельская смертность, рассчитывая как-нибудь выправить показатели. Времени между тем остается все меньше, и сколько еще россиян в буквальном смысле падут жертвами гонки Минздрава за показателями остается только догадываться.

«Бездумная оптимизация, которая проводится в настоящее время в значительном количестве субъектов, приводит к очень нежелательным последствиям», — сказала Голикова на своем выступлении в Госдуме и сослалась на «удручающую статистику», которую Счетная палата получила от регионов по итогам 2015 года. По словам Голиковой, из 130 тыс. сельских населенных пунктов на территории России только 45 тыс. имеют те или иные формы оказания медпомощи, остальные, то есть большинство, их просто не имеют. «И есть вопиющие факты, когда смертность в результате такой недоступности медпомощи существенно превышает те показатели, которые в среднем сложились в России», — добавила глава Счетной палаты.

Если в среднем по России продолжительность жизни увеличивается «за счет успешных субъектов», то в сельских населенных пунктах и субъектах, в которых есть недостатки со сбалансированностью бюджетов, есть проблемы и риски для демографии, сказала Голикова. «Если вот это хрупкое равновесие, которое сейчас существует, нарушится, то дальше ситуация будет ухудшаться», — предупредила она.

Как напоминает РБК, в 2012 году президент Владимир Путин, подписывая так называемые майские указы, поручил довести показатель ожидаемой продолжительности жизни в России до 74 лет к 2018 году. В итоге к 2016 году показатель удалось увеличить с 69,8 до 71,4 лет вместо ожидаемых 72. Минэкономразвития прогнозирует, что продолжительность жизни достигнет к 2018 лишь 72,2 года. Счетная палата тоже предупреждает о недостижении показателя. Похожим образом Минздрав отстает и в целевых показателях смертности: 13,1 случая на 1000 населения, вместо плановых 12,5.

Ранее с разоблачительными докладами в адрес программы оптимизации Минздрава выступал также КГИ Алексея Кудрина, который прогнозировал резкое увеличение смертности в ближайшее время в результате неэффективной программы оптимизации. Авторы доклада называют одной из причин снижения доступности медицинской помощи рост количества платных услуг, а также ликвидацию огромного числа медицинских учреждений и укрупнение некоторых из них.

Уровень госпитализации в стране не соответствует потребностям и неуклонно снижается, а доля расходов на здравоохранение снижается в ВВП при возрастающей затратности медпомощи. «Значительные территориальные различия в стоимости отдельных видов медицинской помощи говорят об отсутствии единой политики», — отмечается в докладе.

Характерно, что в Минздраве проблему признавать отказываются вовсе, утверждая, что продолжительность жизни селян неуклонно растет. При этом эта позиция ведомства сохраняется уже больше года.

«Позавчера в теленовостях был репортаж о встрече президента с министром здравоохранения. И я думаю, те, кто видел этот сюжет, догадываются, что мы живем в каком-то "зазеркалье". То, что показывали по телевизору, на 180 градусов отличается от данных, которые представила Счетная палата. Честно скажу: я думаю, что Счетная палата квалифицированно делает свою работу, но, к сожалению, это работа "в пустоту". Так вот, когда по ТВ передавали речь Скворцовой, шли титры о том, как много открылось у нас в сельской местности медучреждений. А Счетная палата говорит, что их количество в четыре раза сократилось, и что более 20 тысяч населенных пунктов вообще остались без какой-либо медицинской структуры!» — рассказывал тогда в интервью Regions.ru депутат Валерий Зубов.

Но, несмотря на то, что граждане заваливают депутатов обращениями по поводу доступности и качества медицинской помощи (в частности, на заседании ГД 18 мая эту проблему озвучил депутат Николай Герасименко), это не мешает Минздраву продолжать бравировать успехами. Так, Вероника Скворцова на днях рапортовала президенту о положительных результатах, которых удалось достичь благодаря программе «Земский доктор». Эта программа предусматривает единовременные выплаты врачам, приезжающим работать в сельскую местность.

Опубликованный месяцем ранее доклад ВШЭ доказал низкую эффективность этой программы: «Очевидно, что разовая выплата на обустройство молодого специалиста не может компенсировать низкий уровень текущего вознаграждения за труд в сложных условиях сельской местности», — подчеркивали авторы доклада. Если в 2012 году участников программы было 7,7 тыс., то в 2014-м — уже 3,3 тыс.

Можно предположить, что вся программа оптимизации Минздрава заточена под подобный краткосрочный эффект, ведь, конечно же, приятнее рапортовать об успехах, пускай порой и ценой жизней россиян. Остается один вопрос, какие последствия будут у этой стремительной оптимизации после 2018 года, когда бремя майских указов (выполненных или нет) перестанет давить на ведомство? И кто будет эти последствия расхлебывать?

Сергей Калашников, первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по экономической политике (Брянская область). Депутат Госдумы (1993-1998, 2011-2015). Член ЛДПР. Министр труда и социального развития РФ (1998-2000)

"Очень печально, но приходится верить Татьяне Голиковой. И не потому, что Счетная палата выступает как субъект, а потому что она основывается на цифрах. А Минздрав в лице уважаемой Вероники Скворцовой приводит лишь голословные утверждения.

Единственное, я бы сделал поправку к словам Татьяны Голиковой (похоже, она даже слишком оптимистична): по данным старейшего в России сообщества врачей "Пироговского движения", очередной съезд которого состоялся в минувшие выходные, доступность медицинской помощи сокращается не только на селе, но и в городах, в том числе в городах-миллионниках. Просто в городах эти процессы менее заметны. Если брать не количество лечебных учреждений, хотя и их становится все меньше, а количество узких медицинских специалистов на 10 тысяч населения, то здесь проблема наиболее остра.

Чтобы далеко не ходить, возьмем благополучную Москву, где практически каждый ее житель, который периодически сталкивается с врачами, без запинки заявит о неимоверных сложностях, с которыми теперь приходиться буквально "пробиваться" к врачам. Мало того, что медиков сокращают, поэтому ждать приема приходиться и неделю, и две, и больше, так еще приходиться кататься туда-сюда: ведь теперь, чтобы попасть к узкому специалисту, надо взять направление у терапевта в своей районной поликлинике и затем зачастую ехать в другую поликлинику, так как в вашей врачей "оптимизировали" до такой степени, что половины из них не осталось!»

Олег Куликов, зампред комитета ГД по охране здоровья. Фракция «КПРФ»:

«Я считаю, что в данном случае права Татьяна Голикова. Она опирается на достоверные данные, которые предоставляют регионы, а не на ведомственную статистику.

У нас действительно продолжительность жизни селян на 4-5 лет меньше, чем у горожан. И не секрет, что дольше всех остальных живут у нас москвичи — это тоже факт. У них и благосостояние другое, и доступ к медицине, как и качество самой медицины, совсем иные. Лучшие медицинские кадры в стране работают именно в столице, где немало федеральных медицинских центров.

Между тем, в России есть целые области, которые просто вымирают. Это и Псковская область, и Костромская, Вологодская, Новгородская, Тульская. Вот где надо сконцентрировать сегодня усилия Министерства здравоохранения! Государство должно нести социальную ответственность за эти регионы, где после войны население сократилось второе. Там должны действовать особые нормативы оказания медицинской помощи, а лекарственные препараты должны быть полностью бесплатными. Для большинства населения этих регионов лекарства просто недоступны. Поэтому люди там и не лечатся полноценно, а пытаются лечиться какими-нибудь настоечками, отварами, а мужики на худой конец — стаканом водки.

Иногда просто сердце разрывается при виде того, как умирает российская деревня. Причем, умирает она "благодаря" усилиям наших властей. Еще лет 10 назад у нас было не 130 тысяч сельских населенных пунктов, а 200 тысяч. Значит, за эти годы 70 тысяч населенных пунктов исчезли с карты нашей страны! А ведь это классическая, коренная Россия!

Я наблюдаю, что у нас все министерства научились хорошо отчитываться. Но этим отчетам очень сложно верить, потому что к реальности они имеют мало отношения. Как можно формировать отчеты, опираясь на ситуацию в Москве, Санкт-Петербурге и ряде других крупных городов, тогда как в провинциальных городах, на селе, ситуация кардинально иная? Там нет нормального лекарственного обеспечения, нет доступной медицинской помощи. Какая может быть доступность здравоохранения, если до ближайшего населенного пункта, где есть больничные койки, не меньше 100 км?!

Почему-то стало принято считать, что народ должен везде выкручиваться сам, без какой-либо помощи и поддержки государства. Думаю, такое отношение к своим гражданам нашего правительства, наших ведомств, включая Минздрав, — просто недостойное и антигуманное».

Валерий Гартунг, первый зампред Комитета Госдумы по промышленности, член фракции «Справедливая Россия»:

«Ну во-первых, данные Счетной палаты подтверждаются еще и данными, которые мы получаем из регионов. Среди обращений, которые мы регистрируем в нашей приемной, — а к нам поступает более 100 обращений в день, - жалоб на недоступность медицинской помощи становится все больше и больше. Мы постоянно узнаем о том, что где-то люди умирают, не дождавшись приема, не получив своевременной врачебной помощи.

И не только в сельской местности, но и в малых городах тоже существует большая проблема с доступностью медпомощи. Челябинская область не исключение: у нас тоже удручающая статистика. Та картина, которую я и мои избиратели видим у нас в регионе, полностью подтверждает выводы Счетной палаты.

Поэтому, конечно, работа Минздрава заслуживает самой низкой оценки. Сегодня все делается для того, чтоб медицинская помощь стала недоступной. Я, например, знаю много случаев, когда люди умирали просто потому, что им не по карману была медицинская помощь.

Да и вообще, ситуация получается сейчас двоякая. Если у человека есть деньги, то его будут продолжать лечить, даже если он выздоровеет, и залечат до смерти. А если у человека нет денег, то ему под любым предлогом откажут в медицинской помощи.

Поэтому сегодня из-за вот этой патовой ситуации с медициной жить в России вообще становится опасно. Не зря многие граждане предпочитают заниматься самолечением и обращаются к народной медицине. Люди просто вынуждены так поступать».

Александр Старовойтов, зампред Комитета Госдумы по транспорту, член фракции ЛДПР:

«Я бы посоветовал Минздраву прислушаться к Жириновскому и депутатам фракции ЛДПР, которые каждый год через тысячи сел и поселков проезжают практически всю Российскую Федерацию. Когда мы слышим, что средние доходы в регионах по 25 тысяч рублей, что постоянно где-то открываются новые больницы и поликлиники, мы все это ищем и почему-то не находим. Напротив, мы только сталкиваемся с ситуациями, когда медучреждения закрываются и когда до ближайшей поликлиники или роддома людям приходится ехать по 60, по 100 километров.

Поэтому Министерству здравоохранения нужно все-таки иногда поднимать свое тело, загруженное работой в Москве, и переносить в какой-либо субъект федерации. Если там не знают, куда именно надо приезжать, мы им с готовностью укажем адреса. Их не так сложно найти, поскольку практически любое село любого российского региона сталкивается с проблемой отсутствия медицинского обслуживания.

Очень странно получается: об этом постоянно говорят и парламентские партии, и Счетная палата, а у министерства совсем другое видение ситуации. Видимо, кто-то явно не справляется там со своей работой.

Есть такой закон контрразведки: если одна и та же информация получена не менее чем из трех источников, значит она считается объективной. В данном случае источников хватает. Это население, парламентские партии и третий источник — Счетная палата.

Вот и пускай представители Минздрава приезжают в регионы пообщаться с селянами. Они им и расскажут, что думают о здравоохранении в Российской Федерации в целом и в своем селе в частности. Мы же со своей стороны можем непосредственно министру здравоохранения направить все отзывы, которые мы получаем из каждого села».

  Самое острое на канале Примечаний в Telegram

primechaniya.ru

Здоровье Newsland – комментарии, дискуссии и обсуждения новости.

Оптимизация в медицине унесла и продолжает уносить преждевременно человеческие жизни. То не успеет роженица доехать на перекладных до родильного дома, то сердечника везут за 150 километров по скорой и он умирает в дороге, то вообще невозможно вызвать скорую,

так как нет дороги или она раскисла после обильных дождей или снегопада. Оптимизация лишила многих медицинской помощи.

Однако в сельской местности кое-где остались фельдшерские пункты, но толку от них нет. Их урезали настолько, что даже направление на анализы получить невозможно. С приходом в министры профессионала народ подумал, что, наконец, медицина получила настоящего специалиста и развал прекратится. Да новый министр уже сделал много. В регистратуру и кабинеты врачей поставили компьютеры. Казалось бы компьютер и разум человека сыграют положительную роль. Но мы же живём в России и впереди всех процессов стоит бестолочь.

Пожилой человек в Пензе сделал операцию на глазах. Процедура длительная и нудная. Пройти все анализы до 10 дней иначе придётся делать повторно. К врачу в государственной поликлинике попасть невозможно. Записывают на два месяца или вообще пока записи нет. Пришлось идти к частникам. Собрали все анализы приезжий врач назначил встречу в глазной клинике в 9 утра определённого числа. Как попасть? Вопрос не праздный. Надо из деревни приехать в город Никольск, а из города на автобусе 150 километров до Пензы. Приедешь к обеду. Приходится нанимать такси. А это четверть пенсии и только в один конец. Через месяц сделали операцию на втором глазу. Больной решил сдать анализы. Узнать, как операции повлияли на общее состояние. Приезжаем в Никольск из деревни к терапевту за направлением к 8-и часам. Кабинет открыт, собираются люди. Выйдя в коридор услышал разговор сестры по сотовому, которая проходила мимо. "Она будет после одиннадцати".Я спросил кто это? Оказывается разговор был о нашем терапевте. Ждать 3 часа? Пошёл в регистратуру. Направили в другой кабинет за направлениями. Врач принимает, есть небольшая очередь. Сестра снуёт из кабинета с небольшими перерывами. В открывающуюся дверь видно что перед врачом сидит пациент. Она разговаривает по телефону. Минута, две, пять. Я перехватил медсестру и говорю: Нам не нужен врач, выпишите направления на анализы. Ответ: "Не могу, направления выписывает врач и только по компьютеру. Ждать когда освободится врач от телефона и примет очередь не стали, вернулись домой. Если бы мы дождались очереди, то врач сидел бы за компьютером и тыкал одним пальцем набивая нашу фамилию и другие данные, а в это время очередь ждала когда врач закончит бестолковую работу. Ещё в начале года мы заходили в нашу амбулаторию когда был врач на месте выписывал направления, когда его не было выписывала медсестра. С оптимизацией врача перевели в город, а медсестра не имеет права теперь выписывать направление.

Всё сделали для народа, чтобы скорей убрался на тот свет. И между прочим оптимизация началась в столице.

Материнский капитал индексироваться в 2017 году не будет. Довольствуетесь тем, что есть в этом году. При этом профессиональный министр здравоохранения в газете "АиФ" пишет о продолжительности жизни. "Биомедицина в России развивается ускоренными темпами. Российские учёные разработали немало продуктов, не имеющих аналогов в мире. Самые значительные успехи в вирусологии и микробиологии. Созданы генно - инженерная вакцина от туберкулёза, которая может применяться для борьбы со скрытыми формами и так далее". А заболевания в стране туберкулёзом растут. Министр говорит, что может применяться. Значит она не применяется? Почему? Говорильня, не имеющая смысла.

Представим себе, что в России женщины не делали аборты. А их в год около 8 миллионов. Что было бы с материнским капиталом? Поэтому власть финансирует убийства. Дешевле обходится. Зачем растить своих, когда чужих миллионы. А сколько идёт разговору о запрете абортов. Власть дурит народ на каждом шагу.

Обеспечьте нормальную жизнь гражданам страны и они будут рожать. Ничего лишнего народ не просит. Дайте работу и соответствующую зарплату. Зарплата рабочим формируется от выручки предприятий. Сегодня эта выручка идёт в карман собственника. И власть довольна, народ молчит.

Правда на отдельных предприятиях рабочие, оставшиеся без зарплаты бастуют, объявляют голодовки, однако собственник и правоохранительные органы на стороне хозяина. Рабочий голодает и что? Кому он сделал хуже? Только себе. Испортит желудок, а потом попробуй вылечиться. Надо чтобы собственник голодал, тогда он поймёт. Для этого нужен спаянный коллектив и не одного предприятия, а целого города или посёлка.

В другой газете тот же профессионал пишет, что поддерживать полноценную больницу или поликлинику в селе, где осталось несколько десятков человек, невозможно. А кто разорил сёла? А если на эту больницу завязано десяток деревень? В нашем Никольском районе именно так и есть. В посёлке Маис была амбулатория в прекрасном здании. Ликвидировали уже в этом году лабораторию, еще раньше кровати суточного содержания и они не пустовали. На днях убрали последнего терапевта. Дело идёт к тому, что скоро на здание повесят амбарный замок.

Далее она пишет: "Но даже один- единственный житель не должен оставаться без врачебной помощи. Ах, какая забота? Поэтому Минздравом подписан приказ, согласно которому в каждый населённый пункт, где живут более 100 человек, должны направляться выездные бригады медиков не менее двух раз в год для профилактических осмотров и консультаций пациентов узкими специалистами. Пример тому направление мобильного госпиталя из Москвы в Приморье. А сколько стоит такой госпиталь? Имею в виду дорогу. Наверное, наш министр не имеет практики работы в поликлинике. Человек может заболеть в любую минуту. А она говорит о профилактике. Выездные бригады могут выезжать к рабочим на отдалённые объекты. Там, где люди живут постоянно, выездные бригады это пустая трата средств и времени. Откуда берутся эти врачи? Их срывают от стационарной работы и толку от этого нет. Попадёт она или он в следующий раз в эту бригаду их не интересует. Врач должен знать своих клиентов, а люди своего врача. Скворцова говорит о посёлках до 100 жителей, а что делать тем где 99 человек или 20? Как им попасть к врачу? Ведь наш человек обращается к медикам когда припекло. А регистратура записывает, сразу не попадёшь. Знает об этом наш министр? Думаю знает, но она занята другими проблемами. Иногда президент приглашает Скворцову, как и других чиновников послушать об их работе. Вероника говорит о медицинских центрах, о страховой медицине, о том, что теперь переподготовку и усовершенствование врачей можно проводит по средствам современной связи. Можно консультировать врача если он не может поставить диагноз. Но ничего не говорит о конкретной медицинской помощи жителям села.

На многих тусовках, в газетах часто говорят и пишут о бестолковом правительстве, которое состоит из членов партии власти. Премьер сам возглавляет эту партию. Однако в правительстве и Думе от партии власти есть "товарищи" обладающие мышлением в разрезе страны. И такие чиновники есть не только в столице, но и далеко за её пределами. Например, в Пензе чиновники создали контактные центры записи в поликлиники. Основная функция центра - запись к врачам и вызов специалиста на дом. Кроме того он (центр) рассказывает о госпитализации в те или иные учреждения города и области и даёт информацию, которая помогает пациентам быстро и в удобные сроки получить медицинскую помощь.

Эти центры созданы специально чтобы разгрузить регистратуру. Значит больному надо приехать в центр и получить информацию. А почему не в регистратуру. Ведь её главная обязанность удовлетворить просьбу больного. В этом центре тебе скажут, что записали на такое - то число. А что разве больной сам принимает решение на госпитализацию и выбирает больницу. Дурдом в квадрате. Создана ещё одна организация дармоедов, которая наверняка будет финансироваться от страховой медицины.

Чиновники центра будут получать информацию о занятости врача либо по телефону, либо по интернету от кого? От всех врачей или из регистратуры. При этом центры должны закупить аппаратуру, которая стоит приличных средств, да ещё с откатами. Если информация от врачей тогда зачем регистратура. Набегается больной и напоследок бросит эту затею попасть к врачу. Не перевелись в России думающие чиновники. И чем глупея затея, тем быстрее она будет принята.

Но думающие врачи, а они для народа чиновники, идут дальше, находят пути удовлетворения от работы. Например, в Перми в одной медицинской части ночная смена приняла на грудь так что не могла нормально разговаривать не то, что поставить капельницу. В Уфе больных отправляли на лечение в церковь. Нечем лечить, может батюшка заговорит боль.

С победой партии власти на выборах в думу чиновники начали проявлять себя более уверенно. И не важно, что о них подумает народ. Ведь этот самый народ их не выбирал. За них голосовали сами чиновники, родственники, военные строем, силовые структуры - те кто при этой власти может проявить свои способности и не важно в каких отраслях. Воровство сегодня есть в любых отраслях. Страшно жить стало в нашей стране. И что власть выкинет завтра - никто не знает. А если вдуматься, то мы сами позволили приспособленцам выбрать эту власть. Нечего пенять на зеркало коли рожа крива. Сами виноваты, терпите, или хором все недовольные в один день на улицу.

newsland.com


Prostoy-Site | Все права защищены © 2018 | Карта сайта